» » Сладкий запах свободы. Освобождение из лагеря

Сладкий запах свободы. Освобождение из лагеря


Последняя ночь на зоне - самая волнительная ночь за все годы отсидки. Многие не могут уснуть в эту ночь, ворочаются с боку на бок, представляя, как за спиной захлопнутся железные ворота, и в жизнь наконец ворвётся дух долгожданной свободы.
Я сидел на зоне, расположенной на полуострове Ямал, в Заполярье, и чтобы добраться до дома мне требовалось преодолеть немыслимое расстояние. Путь мой лежал в сторону города Омска, и что ждало меня за забором, я даже представить себе в свою последнюю ночь на зоне не мог.
Я помнил, что из Омского СИЗО добирались мы до этого лагеря неделю, пару раз покидая свой столыпинский вагон и перекантовываясь в транзитных камерах попутных централов. Пару суток пожили в ЕКБ, чуть более суток - в Кирове.
Теперь мне предстояло ехать одному и своим ходом, и я не знал, выдадут мне билеты на поезда до дома или выделят на это необходимую сумму.
Последнюю свою ночь на зоне я спал совсем плохо, часто просыпался, не понимая, который час. Проснулся до сигнала подъёма, одел брюки от робы, кеды, сверху оставил одну футболку, что режимом нашего учреждения было строжайше запрещено. Но я-то уже свободен и на режим мне пофиг - осталось только дождаться, пока дневальный отведёт меня в дежурку, чтобы там я прошёл через свою последнюю в этом заведении дверь и больше сюда никогда не вернулся.
Содержимое своего баула, весь скарб, что сопровождал меня втечение срока, я раздал друзьям и нуждающимся. Отложил себе в дорогу только зубную щётку, пасту, рулон туалетки из гуманитарки, мыло и одноразовый станок. Собрал всё это дело в пакет и положил в тумбочку. Также взял в дорогу маленькую книжечку с Новым заветом, чтобы было, что почитать в дороге.
Когда в бараке затрубил сигнал подъёма, я сидел на табурете и умиротворённо наблюдал, как зеки повскакивали с кроватей и принялись их заправлять. Многие подходили, чтобы попрощаться. Я обошел весь барак, поручкался со всеми, с кем общался и имел какие-либо дела, пока тянул свой срок.
Пока мужики делали зарядку, я пил чай в комнате питания. Руки дрожали в предчувствии скорых перемен.
Сдал в прачечную матрас и постельное бельё. Вернулся в барак. На тумбочке дневального зазвонил телефон, тот ответил и произнес в мою сторону заветное «с вещами на выход».
Проходя по центральному продолу, я ловил на себе множество взглядов арестантов с других отрядов - одобрительных и завистливых. Все эти мужики были мне знакомы, ведь мы долгие годы существовали бок о бок в пределах небольшого периметра колонии, поэтому я стал махать им всем руками, кричать, - «давайте, мужики, скорейшего всем освобождения». Почувствовалось даже некоторое неудобство, что вот он я, иду счастливый и в футболке холодным июньским утром, а они остаются тут сидеть и многим до освобождения ждать ещё очень и очень долго.
Зайдя в дежурку, я по привычке убрал руки за спину и поприветствовал сотрудников ИК, хотя мог уже этого и не делать.
Меня вывели на улицу и сказали идти в кассу - в здание через дорогу. Здесь я никогда не был. Я не помню, каким путём нас привезли в колонию, потому что момент выхода из автозака был жутким, страшным и непонятным. Со всех сторон что-то кричали, сыпались удары, нас куда-то гнали. Выход же на свободу мне запомнился отлично. Утро было зябким, но приветливым и повсюду ходили люди в синей камуфляжной форме. Я спросил у кого-то из них, где находится касса, мне показали направление. А в кассе я получил 4 билета на поезда и 800 рублей в качестве единовременной выплаты. Также мне дали полный пакет сухпайков, чтобы пожрать в дороге. Ехать предстояло с тремя пересадками и двумя ночёвками на вокзалах - в Сейде и Кирове.
Потом я пошёл на склад за вольной одеждой, которую мне заблаговременно выслала мать. Рубашку они там потеряли, раздолбаи, но ветровку и спортивные штаны мне выдали. На голове у меня была кепка, в которой я ходил по лагерю - только я отпорол с неё серую полоску, располагавшуюся над козырьком.
Автобусную остановку я нашел с трудом, но удачно сел на автобус и доехал до ж/д вокзала. Сдал в билетную кассу один из билетов - практически забесценок, но я посудил, что от Омска доеду до дома на маршрутке.
Всю дорогу я смотрел в окна поездов и жадно впитывал в себя красоты проезжаемых ландшафтов. Разглядывал людей, что встречались в пути - в разноцветных одеждах и с громадными телефонами в руках. Всем существом чувствовалось небывалое облегчение.
В пути вахтовики предлагали мне выпить, но я вежливо отказывался - я давно отвык от спиртных напитков и три года как не курил.
На вокзале в Кирове ко мне подошли двое полисменов и спросили, мол, только освободился? На мой кивок попросили показать им справку и пожелали счастливого пути. До сих пор не пойму, как они узнали - ведь я был в вольной одежде, шел в толпе пассажиров и ничем себя не выдавал. Кепка без полоски тоже выглядит обычной вольной кепкой.
Домой я добрался без происшествий, там не знали дату моего приезда, потому что возможности сообщить её у меня не было, да и хотелось устроить неожиданный сюрприз. Это был фурор.
Два года прошло уже с моего освобождения, а до сих пор в своих снах я порой возвращаюсь в свои казематы и встречаю там всех своих старых знакомых. Мы опять вместе мотаем срок и постоянно о чем-то разговариваем. Какое же счастье просыпаться после таких снов и осознавать, что ты дома и можешь спокойно валяться в постели, не ожидая, пока зазвучит подъём и дневальный не растрясёт твой шконарь.
Всем добра! Берегите себя, будьте терпимее друг к другу, радуйтесь жизни - какой бы она у вас ни была.
Комментариев: 0
Добавить комментарий